Южно-российский центр соционики

Очередь

Советский Союз. 70-е. Очередь за обувью фабрики «Скороход». 

Дон Кихот. Держа в одной руке тетрадь, в другой ручку, активно жестикулируя, роняя вслух обрывки фраз и изредка взирая на потолок, был поглощён написанием статьи «динамика живой очереди».

Дюма. Договорился с пятью предыдущими в очереди о своём месте и отправился готовить вкусный обед.

Гюго. Вынес еду на улицу, накормил шесть предыдущих в очереди и вместе с пятью из них ушёл смотреть кино.

Робеспьер. Был тем самым шестым.

Жуков. Взял две пары без очереди и ушёл.

Есенин. На улицу в тот день не выходил, но сапоги примерил первым.

Максим Горький. Тщетно пытался контролировать все процессы в очереди, в том числе отлучения Дюма и Гюго.

Гамлет. С шумом курсировал вдоль очереди, разъясняя каждому, что старые ботинки идут ему не хуже новых, а новые ботинки можно выгодно перепродать, и что счастье не в ботинках, а вот где оно — вот в чём вопрос.

Наполеон. Заходил покрасоваться в импортной обновке, которую приобрёл у фарцовщика за большие деньги. Убедившись, что все увидели и оценили, пошёл дальше.

Бальзак. Был тем самым фарцовщиком, на самом деле, он и подарил Наполеону ботинки за тёплые, душевные слова.

Джек Лондон. В соседнем дворе приторговывал левой партией товара.

Драйзер. Описывал впереди стоящему покупателю моральный облик, в детальных сравнениях его с идеальным, неясным образом, уже в который раз, оставляя очередного собеседника сзади.

Гексли. Стоять в очереди за обувью фабрики «Скороход» объявил недостойным для себя занятием. В тайне же он просто знал много Бальзаков. 

Габен. Сам себе скроил ботинки и спал в это время вместе с Гексли.

Штирлиц. Руководил обувным магазином.

Достоевский. До сих пор не может прийти в чувства после выходки Жукова.

 

Автор — Никита Логачёв